Антипод Петербурга в казачьих землях: исчезнувший город Александрополь

Пётр Первый повелел построить Санкт-Петербург на месте шведского города-порта Ниен (это официально называется – «основал») и сделать его столицей государства не из каких-либо высших государственных или военных соображений.

Пётр Первый повелел построить Санкт-Петербург на месте шведского города-порта Ниен (это официально называется – «основал») и сделать его столицей государства не из каких-либо высших государственных или военных соображений. Просто во времена своего путешествия по Европе он влюбился в Амстердам и страстно возмечтал соорудить в государстве Российском его копию. Так и появился на свет Санкт-Петербург, в котором не было ни одного моста, вместо улиц были каналы, а сам самодержец всероссийский и первый император ласково называл город «Мон парадиз» (мой рай, то есть – хотя по официальной версии город был построен чуть ли не посреди болота).

Петровское нежное название города – не единственная версия наименования будущей столицы империи. В ранних документах новый город и крепость назывались Питерполом, S. Петрополисом, Санкт-Питербурхом и Петрополем. Генерал-губернатором означенного Петрополя был назначен, естественно, «счастья баловень безродный, полудержавный властелин» светлейший князь Александр Меншиков. И опять же, вполне естественно, что всесильный фаворит царя захотел отстроить и себе свой собственный «парадиз». Удалось ему начать осуществлять замысленное только в 1717 году, город был назван по аналогии – Александрополем, а заложен он был не на берегу моря, а на бывших гетманских владениях на окраине Малороссии, вблизи современного Почепа в Брянской области.

Личное государство Александра Меншикова

Основатель города Александр Данилович Меншиков – один из многочисленных противоречивых персонажей русской истории. Умный, расчётливый, хитрый – герой на поле брани и совершенно неимоверный казнокрад. Он стал правой рукой царя-реформатора, был его другом в создании потешного войска в Преображенском, сопровождал царя в поездках по России, в Азовских походах, в «Великом посольстве» в Западную Европу. Со смертью Лефорта именно Алексашка (так величал Меншикова сам Пётр) стал alter ego Петра.

В ходе Северной войны Меншиков отличился при разгроме украинского гетмана Ивана Мазепы, взяв его стольный город – Батурин. Отличился Меншиков и в Полтавском сражении, где командовал сначала авангардом, а затем левым флангом русской армии. Ещё до ввода в сражение главных сил он разгромил отряд генерала Шлиппенбаха, пленив последнего. В момент столкновения армий обрушился на корпус генерала Рооса, рассеяв его, что во многом предопределило победу русской армии. За время битвы под Меншиковым было убито три лошади. Преследуя вместе с Голицыным бежавшую с поля сражения шведскую армию, Меншиков настиг её у переправы через Днепр и принудил капитулировать. Фактически в плену оказалось более 16 тысяч шведов. За Полтаву Меншиков удостоен чина генерал-фельдмаршала.

По заслугам новоявленный генерал-фельдмаршал получил и награду. Новый гетман Украины (точнее — гетман объединённого войска Запорожского обоих берегов Днепра) Иван Скоропадский, одаривая сподвижников Петра I «за труды ими понесенные при изгнании шведов из Малороссии», преподнёс в 1709 году ему две гетманские волости — Почепскую и Ямпольскую. При этом отданный генерал-фельдмаршалу город Почеп потерял своё вольное управление, ранее предоставленное магдебургским правом, отданы были и все остальные поселения с крестьянами, которые ранее принадлежали « до двору гетманского и… до ратуши почепской », увеличившие число меньшиковских крепостных на 43 тысячи душ мужского пола. По числу крепостных он стал вторым после царя душевладельцем в России — бывший пирожник, чье состояние укладывалось в лотке, стал владельцем 150 тысяч крепостных, великолепных дворцов и огромных сокровищ.

Получив этот поистине царский подарок, Меншиков стал просить гетмана, чтобы были отданы ему и казаки всей сотни. Удовлетворение этой просьбы должно было стать в противоречие со всем складом народных понятий, по которым казак был синонимом свободного человека, обязанного нести только военную службу. Однако гетман Скоропадский не мог отказать любимцу царя. В июне 1710 года выдан был гетманский универсал об отдаче казаков «в державу и владение его княжой светлости» и об исключении их из «войсковой службы».

Подробности о том, как посланный Меншиковым генерал Шидловский приводил почепских казаков в подданство светлейшего князя, не сохранились. Но известно, что гетман посылал ему на помощь генерального хорунжего Сулиму и стародубского полковника Журавку. После этого приказчики Меншикова понаехали на Почепщину, стали распоряжаться и казаками, и их имуществом по своему усмотрению.

« Вся Почепщина сделалась как бы удельным княжеством Александра Даниловича, для чего по границам её поставлены были княжеские гербы с титулом его », — пишет Александр Лазаревский в своём фундаментальном труде «Описание старой Малороссии».

И, подобно тому, как на месте шведского провинциального Ниена его высочайший покровитель создал Петрополь/Петербург, так и светлейший князь начал заменять провинциальный Почеп городом, которому дал своё имя – Александрополь. Столица меньшиковского государства в государстве — Почепской волости — была заложена в 1717 году, на берегу реки Судость, неподалёку от старого Почепа.

Описание Александрополя, столицы государства меньшиковского

Расширение города Почепа началось ещё до того, как он стал центром малороссийских владений светлейшего князя Меньшикова. В 1706-1707 годах по указу Петра на северной окраине города, на левом берегу Судости, была построена крепость Валы. «Валы» — крепостные стены – сохранились до наших дней. Крепость, построенная в виде правильного пятиугольника с пятью же бастионами, была хорошо укреплена. Когда осенью 1708 года Карл XII двинулся со своей армией на Украину, крепость уже была занята русскими войсками, и находилась в полной боевой готовности.

Там же, вокруг крепости Валы – как и «Петрополь» вокруг Петропавловской крепости – и началось строительство Александрополя. В отличие от старого деревянного города, новый планировалось строить из кирпича. Материал для производства добывали здесь же, благо район богат на хорошую глину. Строительство обслуживалось руками городского сословия — мещан Почепа. В течение десяти лет некогда «вольные» горожане постоянно участвовали в возведении нового города, выполняя феодальную повинность. Всего были возведены земляные укрепления и более 20 каменных зданий, где размещалось управление Почепской волостью и экономические заведения. В городе был также практически построен каменный храм Святого благоверного князя Александра Невского. Меншиков уничтожил ратушное управление, перестала существовать казацкая сотня, вместо войта (градоначальника) была введена новая должность бурмистр. Первым градоначальником Александрополя/Почепа был Иван Губчиц, произведённый в это звание из почепских сотников.

Согласно описания города, составленного в 1727 году, там было: « строения каменного в две линей, в тех линиях жилых палат — 26, под теми палатами лавок — 8, погребов — 3, близ того же города Александрополя начата строиться каменная церковь… ».

В 1725 году в Почепе/Александрополе произошёл необычный случай. Один из солдат расквартированного в городе Гренадёрского полка Александр Сёмиков стал выдавать себя за царевича Алексея, сына Петра Великого. О появлений самозванца немедленно донес властям войт села Пьяный Рог (ныне — Первомайское) Андрей Барановский. Сёмикова схватили и отправили в Петербург, где « в Преображенской канцелярий оной вор, самозванец Семиков, в том своем воровском намерении и роспросах и с розысков винился ». Сенат вынес смертный приговор. Вскоре он был казнён, а его голову прислали в Почеп. На площади был сооружен каменный столб с железной спицей, на которую воткнули голову самозванца. Ниже на щите был написан текст: « В нынешнем 1725 году ноябре в 22 день в Санкт-Петербурге казнен смертию гренадер Александр Семиков… ». Этот столб простоял в городе почти двести (!!!) лет.

Помимо купеческих дворов, магазинов и прочих экономических заведений, в городе было две мануфактуры: ранее существовавшая канатная, и полотняно-парусная, основанная в 1726 году именно Меньшиковым. Для строящегося флота российского остро была необходима парусина, сбыт продукции, доходы от нее были гарантированы. Поэтому светлейший князь, чтобы быстрее начать производство, перевёл часть работников со своей подмосковной мануфактуры в Почеп. На предприятии насчитывалось 17 станов.

« Размещалась парусная фабрика в каменном здании на берегу р. Судость. В ней работало мастеровых и работных людей мужска и женска полу великороссийских и малороссийских 221 человек. Рабочие жили в построенных для них вокруг фабрики светлицах », — говорится в «Описании старой Малороссии».

Попасть в Александрополь можно было через въезд в крепость Валы. Сегодня с того места, где возвышался недостроенный храм Александра Невского, город виден как на ладони. Видимо, место для Александрополя было выбрано не случайно. Вокруг — прекрасный пейзаж: река Судость, урочище Поповский сад. Это живописное место отлично подходит для пеших прогулок ради встречи с нетронутой природой.

Приезжая в Почеп, Александр Меншиков располагался в доме, построенном для «его великокняжеской светлости». Напротив находилась двухэтажная деревянная церковь Александра Невского, также возведенная по указу светлейшего князя до окончания постройки каменного храма. Вокруг дворца Меншикова был посажен парк, который существует и поныне – «Верхний сад» или «Верхний парк» (по образцу Петрополя). У входа в парк была поставлена доска с надписью о запрещении входа посторонним и с перечислением полного титула владельца. К концу своей умопомрачительной карьеры Меншиков носил титул, не вмещавшийся в десяток строк печатного текста: герцог Ижорский, светлейший князь Римской империи и Российского государства, генералиссимус, тайный верховный действительный советник, рейхсмаршал, президент Военной коллегии, адмирал Красного флота, Санкт-Петербургский губернатор, кавалер русских и иностранных орденов .

Сияние и смерть Александра и Александрополя

Петрополь/Петербург существует уже более 320 лет и, потеряв статус столицы империи в 1918 году, носит ныне звание культурной столицы России. Александрополю было отмерено всего десять лет жизни – и повинен в этом алчный нрав его основателя, Александра Меншикова.

В его «государстве в государстве» главное внимание было обращено на подати. Меншиковское «серебролюбие» довело масштабы налогов до степени, небывалой на Украине. Посольство почепской сотни, платившее прежде годовой подати 600 рублей 31 копеек, за Меншикова должно было ежегодно вносить по 4759 рублей 69 копеек. За 12 лет владения казаками с них было взято чистыми деньгами, не считая издельной работы и пользования казачьими лесами, 67808 рублей 13 алтын и 2 деньги.

По указанию Меншикова были увеличены сборы с винокурения, введены сборы мостовые, с рыбных ловль, пахотные земли мещан были конфискованы. Хозяйство горожан переживало кризис. Увеличились налоги с продаваемых на городском торге хлеба и деревянной утвари. На торг перестали приезжать торговцы из «посторонних» городов. Меншиков, которому Пётр ещё в 1701 году подарил Свенскую ярмарку, пытался было перевести её в одно из своих имений (в том числе и в Почеп), но эта попытка оказалась обречённой на провал – купцы ездить не стали (в 1711 году после десятилетнего перерыва Свенская ярмарка была возобновлена на прежнем месте у стен Свенского монастыря под Брянском).

Из года в год Меншиков округлял свои владения захватом близлежащих к Почепу земель, закрепощал казаков и взимал с них повинности. С 1717 года казаки начали подавать многочисленные жалобы в Сенат о произволе князя. Наконец им был дан ход, было начато «почепское дело», но всё прошло для Меншикова наилучшим образом. Отправленные Сенатом на Украину межевщик Лосев, действуя в угоду «светлейшему князю», спрямил его владения так, что они стали еще более обширными. На защиту обиженных Меншиковым казаков встал украинский гетман Скоропадский. В челобитной царю, поданной в декабре 1720 года, он писал о «фальшивом» межевании, которым был нанесен «всему Стародубскому полку убыток», так как более 1000 казаков, а вместе с ними поля, сенокосные угодья, мельницы и бортевы леса были приписаны к владениям князя. Вновь прибывший межевщик, полковник Скорняков-Писарев, подтвердил итоги первого межевания.

Почепские казаки начали терять всякую надежду, но помог случай, представившийся местному казаку Якову Белецкому, который лично смог передать Петру челобитную в Москве. Начался третий этап «почепского дела». Два предыдущих межевщика были схвачены и признались, что они с ведома Меншикова «межевали несправедливо и покрыли его захваты». Припёртый к стене светлейший князь писал царю: «Ни в чем по тому делу оправдаться не могу, но во всем у вашего Величества всенижайше слезно прошу милостивейшего прощения». «Почепское дело» стоило Меншикову больших потерь. Петр I обязал его расстаться с тем, что ему не принадлежало: вернуть казакам захваченные земли, а также оброчные деньги.

Сребролюбие и довело всесильного царедвроца до цугундера после смерти его высочайшего покровителя. При новом юном царе Петре II Меншиков попал в опалу. В сентябре 1727 года его арестовали и по результатам работы следственной комиссии Верховного Тайного совета без суда указом 11-летнего императора отправили в ссылку в город Берёзов, где он умер через два года в возрасте 56 лет.

Одновременно с арестом Меньшикова рухнула и его «микроимперия». Почеп был отобран в царскую казну и поручен в управление Наумову, состоявшему при гетмане Апостоле, «Министром для государственных дел». Почепской волостью стали заведовать подъячие. Большой и красивый город Александрополь в свете новых веяний был срыт до основания – точно не известно, по чьему приказу, возможно, это была «самодеятельность» вольных казаков. Кирпич пошёл частично на нужды жителей Почепа, частично был увезён. Храм разобран, предприятия исчезли. Город растаял как призрак, не оставив о себе даже воспоминаний. Правда, парк, посаженный Меншиковым в северной части города, существует и поныне, остатки крепости сохранились и прекрасно видны даже со спутника, а от города осталось только поле, которое сейчас даже не используют в сельскохозяйственных целях.

Сейчас на поле, где когда-то стоял Александрополь, в изобилии попадаются осколки глиняной посуды, кирпичная крошка. В старой распашке можно найти и осколки тонкостенной стеклянной и дорогой фарфоровой посуды.

Остаётся только гадать, как сложилась бы судьба города, если бы не опала Меньшикова. Учитывая выгодное географическое положение, город, скорее всего, разросся бы. И нынешний Почеп мог стать одной из его частей. Однако история распорядилась иначе — Александрополь канул в Лету. На месте бывшего города уже в XXI веке был установлен Поклонный крест и мемориальная доска с надписью: « Тайна Почепского края — частица России, исчезнувший город Александрополь. Брянская Атлантида » .

Последние новости

Депутат клинцовского горсовета Владимир Рябченков подал в отставку

Фото Правительства Брянской области Клинцовский горсовет досрочно прекратил полномочия депутата Владимир Рябченков, передает издание Клинцы.Инфо .

29 мая 2024 года прошло заседание Коллегии Контрольно-счетной палаты Брянской области

На заседании Коллегии, проходившем под руководством председателя Контрольно-счетной палаты Брянской области, было рассмотрено четыре вопроса, в том числе результаты трех экспертно-аналитических мероприятий:

В Брянске депутаты решили ежемесячно «допрашивать» мэра

Фото: «Брянские новости» В Брянске депутаты решили ежемесячно «допрашивать» мэра.

Card image

Как найти и использовать действующие промокоды для скидок

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *